Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
МЫ РАДЫ ВАМ ПОМОЧЬ
Юр-поддержка населения > дом > Почему мама меня бьет

Почему мама меня бьет

Лена могла бы спиться — от алкоголя умерли ее мать, отец и бабушка, пьют муж и свекровь. Но она выбрала другую судьбу — работать и воспитывать дочь. А затем и уйти от мужа, который избивал ее. Соглашаюсь, раз ей так будет спокойнее. Но когда она пытается объяснить, что с ней происходило все эти три десятка лет, порой ей не хватает слов.

Уважаемые друзья! Посетив наш сайт Вы узнаете много познавательной информации решения юридических вопросов.

Но если Вы хотите узнать ответ конкретно Вашей проблемы, мы также сможем вам помочь. Обращайтесь в форму онлайн-консультанта, наши специалисты по юриспруденции в максимально короткий срок ответят Вам четко и по существу.

Консультация предоставляется БЕСПЛАТНО !

Содержание:

Воспитание детей без наказаний

Очень важно понять, почему мы бьем своих детей. Ведь в глубине души все родители чувствуют, что бить — это плохо. Почему тогда это все равно для нас — возможно? Меня тоже били. Это страшно. Поколение битых детей вытерпело, выросло и теперь свою детскую боль считает возможным аргументом для оправдания уже собственной жестокости над ребенком. И что — неужели нравилось? Я это заслужил. Получил за дело.

Теперь все понял. Больше не буду! Неужели мы верим, что никто не мечтал избежать этого наказания, этой боли и унижения? Вспомните, сколько слез в подушку пролито было, сколько злобы поднималось в детском сердечке от несправедливости и ее необратимости.

Конечно, это можно пережить. И многие пережили. Но зачем же давать своему ребенку испытать то, чего больше всего боялся когда-то сам? Шел домой с двойкой в дневнике и … боялся. Сегодня, когда мы выросли и считаем себя порядочными и хорошими, мы оглядываемся назад и прощаем своих родителей. И это правильно. Но это не повод повторять те же ошибки со своими детьми.

Очевидно, что далеко не все, кого били, простили своих родителей и выросли добрыми и хорошими. Среди тех, кого не били, таких людей намного больше. Мы, битые своими родителями, говоря, что благодарны им и не обижены на них, всего лишь оправдываем их, боясь признаться себе самим в том, что наши родители не смогли найти к нам подход, поделиться с нами своей любовью в полной мере, не смогли противостоять своим эмоциям. Не смогли защитить нас, своих детей, от себя же самих. А если по-другому не понимает?

Это очень частый вопрос и очень тревожный. В попытке объяснить что-то важное своему чаду мы, родители, кажется, готовы на все. Наше отчаяние в неудаче силовым методом решить проблемы в общении с ребенком готово толкнуть нас на безумство.

Нам скажи, что ребенок будет понимать лучше на электрическом стуле, и мы в отчаянии и со слезами посадим его туда и будем верить, что, правда, так лучше поймет. Или нет? Или все-таки есть что-то, что нас остановит? Я сама часто задавалась этим вопросом. Готова ли я признать, что мой ребенок действительно сейчас не понимает меня? Готова ли я принять то, что он не понимает?

Принять, не давить и оставить так, как есть, не осуждая его? Понимаю ли я, что мой ребенок все равно хороший, даже если не слышит меня по важному кстати, для меня важному вопросу? Я стала вспоминать себя в детстве, как работало мое понимание, как приходили моменты, в которые я вдруг осознавала то, что достаточно долго мне объясняли родители или учителя.

Любое понимание приходит не сразу, а по мере того, как мы готовы к нему. Часто сказанное другими словами приносит и новый смысл, которого так не хватало для того, чтобы в полной мере понять это раньше. При этом, чужой опыт, на котором принято призывать детей учиться, взрослые сами воспринимаем значительно хуже, чем собственный.

Мы беспокоимся, что ребенок поранится, если возьмет нож, погибнет, если сильно высунется из окна, попадет в беду, если не будет внимателен на дороге. Мы боимся этого и внушаем ребенку инструкции — руководство к действию, совершенно не замечая, что он на своей волне не готов и не хочет это слышать в таком объеме.

Мы в отчаянии и страхе берем ремень. Куда более удачно все сложится, если мама сама позаботится о том, чтобы нож был в недоступном для ребенка месте, а знакомство с ножом состоялось под мамином присмотром и в том возрасте, когда ребенок уже готов учиться им пользоваться и понимать, что нож не может быть игрушкой. То же самое и с дорогой, и с окном и еще с целым списком ситуаций, в которых мы пытаемся решить вопрос внушением, а потом битьем. При этом битье не является гарантией более глубинного понимания ребенка, что можно делать, а что нельзя.

Битье — это лишь акт физического наказания, повод для дальнейшего стыда, страха, обиды, даже ненависти. Но никак не понимания сути вещей. Если мы говорим о более взрослых детях, то, конечно, они поймут, за что они были наказаны, хотя причины для такой жестокости им явно будут не понятны.

Получится, что ребенок получит свой отрицательный негативный опыт, который скажет ему, что нельзя, что плохо, за что бьют. Отрицательный опыт не показывает ребенку, что хорошо, что можно и нужно, что позитивно, где и как можно применить свою фантазию, знания, навыки.

Такой опыт от противного ограничивает в ребенке развитие личности, тормозит его энергию к стремлениям. Зачастую важно показать ребенку направление его движения, а не поставить запрещающий знак — сюда не ходи. Тут важно перевести его внимание, найти слова, совместные занятия, интересы, а не страшным ремнем запретить то, что нельзя делать. Возможно, надо набраться терпения, надо почувствовать, что что-то ребенок понять сегодня не способен, заметить его индивидуальность, разобраться, почему он не понимает то, что казалось бы, очевидно.

Возможно, мы ошибаемся насчет очевидности этих вопросов для него. Возможно, мы не находим тех слов, которые он уже готов понять. Тут нужен наш родительский труд — труд любящего наставника, но никак не инквизитора. А, возможно, мы срываем на нем свои трудности, неудачи, переживания. В любом случае, поможет подробный разговор с ребенком о наших чувствах к нему самому, к ситуации, о наших истинных желаниях.

Вряд ли мы хотим избить ребенка, скорее мы хотим показать ему, как сильно мы обеспокоены его поведением. Честнее будет прямо сказать об этом. Сказать подробно, максимально честно. Ребенок поймет нас намного лучше любого взрослого. То доверие, которое мы окажем ему таким разговором, он оценит очень высоко и надолго запомнит. У меня не хватает терпения. Страшная причина. Страшная, потому что позволяет оправдать практически любое действие взрослого человека.

Но, к сожалению, не отвечает на главный вопрос: почему? Почему не хватает терпения на ребенка? Ребенок — это смысл моей жизни. Это самое большое и самое главное, что у меня есть. Почему тогда у меня не хватает терпения на него, на его воспитание? Почему на глупости и ошибки других людей терпения хватает? Получается, что ребенок, его жизнь, его интересы не являются моим приоритетом.

Я обманываю себя и других, когда говорю о том, как они дороги мне и горячо любимы? Значит, есть что-то более важное в моей жизни, на что терпения хватит всегда? В этом было сложно себе признаться. Находить в себе двойные стандарты, лукавство тяжело и болезненно. Но эти находки позволяют двигаться вперед в понимании и изменении.

Они честно показывают реальность, не дают возможности заблуждаться. Что касается терпения, то здесь я нашла множество способов помочь себе: от глобального понимания смысла своей жизни, анализа истинного положения дел в семье, в собственной душе до порой самого бытового рецепта.

Когда-то я перераспределяла время и находила время для своего личного отдыха. Я провожу с детьми целый день, у нас работающие бабушки и дедушки, живем мы отдельно, муж приходит с работы после восьми вечера, и, конечно, я здорово устаю с тремя малышами одна.

В какой-то момент я поймала себя на том, что я мало уделяю им внимания. Я езжу с ними на разные занятия, у нас действительно очень разнообразный и интересный досуг. Я гуляю с ними подолгу на детской площадке. Готовлю, кормлю, читаю. Леплю, рисую. Как же такое может быть, что я мало уделяю внимания детям?

Я какое-то время искала ответ на этот вопрос. И поняла, что все, что я делаю, это прекрасное приложение к главному. А главное — это личное общение, безо всякой конкретной цели, просто так, потому что хочется быть вместе. Это минуты, когда мама села на диван, дети облепили ее, и она гладит их, целует, возится с ними, говорит с ними о том, что им сейчас интересно. В эти минуты можно сказать маме, что очень хочется куклу. И дорого доверить ей, что ты понимаешь, что у тебя много игрушек и ты часто получаешь подарки, но вот ту куклу, которая в розовой ванночке, ты все равно хочешь.

В эти минуты можно рассказать про мальчика в бассейне, который высокий и у которого черные волосы. Можно про девочку на рисовании и про то, что учительница сегодня была в смешной юбке и все мальчишки смеялись. Это время для глупых детских разговоров, когда я вдруг понимаю, что очутилась в причудливом детском мире, меня тут приняли как свою, поровну разделив свои детские секретики, переживания и лоскутки для кукол.

«За тройки мать била меня головой о стену». История детства, о котором хочется забыть

Очень важно понять, почему мы бьем своих детей. Ведь в глубине души все родители чувствуют, что бить — это плохо. Почему тогда это все равно для нас — возможно?

Конечно мы выросли и сами уже с усами. Ну когда я ее похоронила 3 месяца назад, уж вздохнула.

Приглашаем психологов. Задайте вопрос психологу. Здравствуйте, мне 14 лет. Хочу рассказать про свою маму.

«Меня били родители»: Три жертвы домашнего насилия о побоях, унижениях и страхе

Статистики по психологическому насилию не существует, но, скорее всего, количество пострадавших от него в разы больше. Иногда жестокость и унижения в отдельно взятых семьях становятся привычкой и единственным способом общения. Наша героиня Ольга рассказывает, как она несколько лет била собственную маму и почему это не казалось ей чем-то ужасным. Редакция Wonderzine выступает против домашнего насилия и считает его преступлением. Интервью: Юлия Дудкина. Одно из моих самых ранних детских воспоминаний — как я сижу на высоком детском стуле и не могу с него слезть. Передо мной стоит еда, и я знаю, что мне не помогут спуститься вниз, пока я не съем всё до конца.

Мама меня бьет

Регистрация Вход. Ответы Mail. Вопросы - лидеры. Некоторые странности, кто может это объяснить? Как вы относитесь к ювенальной юстиции, которая призвана защищать детей от домашнего насилия?

Бить детей нельзя. Вот что говорят те, кто помнит, как их обижали в детстве, и не находит этому никакого оправдания стилистику мы не меняли, кое-где поставили недостающие запятые :.

Привет, у меня проблема в общении с мамой. Мне 15 лет, я каждый день помогаю маме по дому : мою посуду, пол, стираю и ТД. Не смотря на все это мама очень грубо обзывает меня и утверждает, что я в старости ей ложки воды не принесу, и как только она выйдет на пенсию, я ее выгоню из дома.

Про людей. История девушки, которую избивали родители

Пожаловаться на мать в ювенальную юстицию! А потом -спокойно жить в интернате для малолетних беспризорных детей! На попечении государства. Нужно повторить подвиг Павлика Морозова!

Мы поговорили с тремя героями, которые на протяжении многих лет подвергались домашнему физическому насилию. Я всегда больше любила отца, он никогда не бил меня. Главным агрессором всегда была мама. Я помню все случаи, но один особенно. Мне было где-то 11 или 12 лет. Я пришла со школы и сразу пошла в душ, мама в тот день была в ужасном настроении.

«Мам, я тебя боюсь»: как «шлепки по попе» калечат психику и при чем здесь закон о домашнем насилии

Недавно я написала статью про физические наказания, вот здесь. В конце статьи я просила тех моих читателей, кого били в детстве, поделиться тем, как это повлияло на их взрослую жизнь. Надеюсь, что эти истории переубедят тех, кто считает, что физические наказания в детстве необходимы и полезны. Меня в детстве била мама, ну как в детстве, продолжалось это почти до 14 лет, потом я ушла с сестрой жить к отчиму, её родному отцу, который воспитывал меня с 2-ух лет. Чего мы только не натерпелись, нас и головой о стену били и посуду на голове разбивали, спускали по лестнице со второго этажа, кипятильником лупили. И зачастую это было беспричинно, то мы спать помешали или дома не прибрались, было даже такое, что я просто засмеялась играя в игру, а маме показалось, что это в её сторону смех. Это малая часть того, что я помню, у отца дома есть мой детский дневник… Я когда его почитала в 25 лет, у меня волосы зашевелились. Насколько наш мозг нас ограждает от таких воспоминаний.

мне 16 меня бьет мама.

У меня двое сыновей, сейчас им 22 и 16 лет. Я была категорической противницей физических наказаний по отношению к детям и оставалась ею до рождения второго ребенка. Считала, что люди, которые поднимают руку на собственных детей, — изверги и к тому же глупые, потому что не умеют разговаривать с детьми.

Мир несправедлив. Это приходится зарубить себе на носу каждому, кто прожил в нем хотя бы годик-другой. Мужья и жены, увы, имеют полное право изменять или даже уходить. Родные и близкие умирают — и с этим ничего нельзя поделать!

Текст: Наринэ А. Моя семья — это красивая оболочка. Но за традиционными шашлыками, улыбками и гостеприимством скрываются серьёзные проблемы.

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar. Это солнечный и тёплый город.

Что делать, если мама бьет? Меня бьет мама. Папа об этом не знает. Один раз, он увидел, как мама бьет меня, потом он накричал на маму, мол, почему она меня бьет и так далее.

Меня зовут Полина, мне 14 лет. Хочу рассказать о том, как с года я подвергалась моральному, психологическому и физическому насилию со стороны моего отца. Помню, как в году мы поехали в гости к знакомым родителей. Там было несколько детей разного возраста, я ушла со старшими детьми играть в другую комнату. В это время в соседней комнате кто-то из детей ударил моего младшего брата Егора. Дома отец увел меня в кочегарку мы жили в частном доме и бил меня до такой степени, что левая рука и левая нога были синими. Мама об этом не знала потому, что укладывала спать маленького Егора, ведь отец бил меня в другом конце дома за толстыми дверями.

Предыдущая история Следующая история. Почти все взрослые люди испытывают тот или иной дискомфорт в общении с родителями и от этого страдают. Но если говорить о причинно-следственной связи, то конечно, ответственность за это неблагополучие лежит на родителях.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Какое будущее ждет девочку, если ее папа бьет
Комментариев: 3
  1. Селиверст

    Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвёртая — палками и камнями.

  2. verikillsor

    поучительно!!!! гы гы гы

  3. Оксана

    Я думаю, что Вы допускаете ошибку. Могу это доказать. Пишите мне в PM.

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2020 Юридическая консультация.